• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: знаки огня (список заголовков)
03:40 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»
05:30 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»
22:00 

lock Доступ к записи ограничен

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:33 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»

    
    Я проскользнул к нему в дверь, отчего-то вновь стараясь быть незамеченным, хотя это была полная ерунда: на нас наверняка всем тут наплевать, а уж если кто-то и наблюдает – его или их моими детскими уловками не обмануть. Мы в мире Вэй, как они тут ни называют себя, мы почти целиком в их власти.
    Почти – потому что никто, в этом мире или покинутом нами, не властен больше удержать или ранить меня. Ни сумрачно, ни душевно. Только один человек имеет все основания утверждать, что владеет мной.
    Не считая её, ну да. Лаиса. Аль. Я лёг на кровать Энта и зарылся лицом в подушку со слабым запахом трав – даже здесь, безмерно далеко от лесов и полей Тефриана, его волосы хранили тот странный и пряный запах… или я просто придумал это. Как и её, мою девушку-пламя. Имя, близость, любовь.
    Величайший из Вэй Тефриана, вызывающий ужас и благоговение, повелитель – Пламенеющий в Сумраке, - плачет в чужую подушку о несуществующей любви к девушке, которой нет и не было. Смешно. Смешно…
    Энт ложится рядом и обнимает меня. Тёплые губы касаются шеи. И серен поёт. Образ Альвин бледнеет – собственно, неважно теперь почти всё, весь мир окутывается туманом, перламутрово-серой дымкой ментальной вуали – нашей. Мой эрин. Мелодия моего Кружева. Или это я – твой голос?.. неважно. Он даже не целует, просто тихо лежит и держит меня, я всем телом, всем Кружевом чувствую едва заметное касание сухих, в запекшейся крови, губ. Мне так хочется повернуться – и поймать их своими. И заставить его забыть. Хоть на время, на очередную ночь, когда мы рядом, когда серен поёт и правит нами… создаёт нас.
    «Джан’нэл», - то ли шепчет, то ли в мыслях роняет он. И это пронизывает меня жаркой пьянящей дрожью, сквозь меня течёт жидкий огонь, Камень льнёт к нему – эрину, Творителю, предназначенному повелевать.
    Мною.
читать дальше

@темы: кружева слов, книжное, Знаки Огня

00:55 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»

     - Джан’нэл отражает боль своего эт’серен… усиленную. Как под увеличительным стеклом. Кажется, он как-то забирает её.
     - Заглушает?
     - Наверное, да. Если бы не ты, я не смог бы и пары минут простоять в эллине молча.
     Мы и теперь надолго замолчали. По его лицу было совершенно не понять, о чём думает он. А я просто не знал, как после такого заявления говорить дальше. Что угодно. Любые слова.
     Но сдвинуть увязший в безмолвии диалог с мёртвой точки было необходимо. Это уж я знал точно.
     - Кажется и наверное? Ведь серен не тайна Ордена, так? Ты сам сказал – все в курсе, все с детства мечтают…
     - Не все.
     Так. Лицо ещё более каменное. Голос – как остывшая зола на месте давно затоптанного костра. Лучше от моей подачи явно не стало. Но начал-то ты, не я. Значит, придётся идти до конца… или продираться на ощупь, крохотными шажочками по трясинам, как в диком Сердце Лойрена… помнишь?
     - Помню, - тихо проронил он.
     Я застыл. Ведь вопрос не был задан. Не вслух. Так ты… с каких же это пор мы читаем мысли?
     И когда, интересно, ты намеревался меня просветить?
     - Сейчас.
     На лице изваяния жили только его глаза. Серые, как предгрозовое небо, такие же неспокойные… тучи, летящие стаей сизых встревоженных птиц, рвущиеся в клочки под порывами ветра, тревожные.
     - Эффект серен? – я постарался говорить небрежно, разве что с лёгким интересом. – И я смогу так?
     - Читать меня? Об этом я не знаю. Из тех книг, что я нашёл, явно этого не следует… лишь предполагается, чисто теоретически, что однажды, когда… точнее, если… слияние достигнет определённой глубины, то различие между эрином и джан почти исчезнет. И оба смогут читать суть друг друга… и оба – отражать боль.
     - То есть, неизвестно, дошёл ли кто-то до такой глубины?
     Он согласно кивнул.
     - А нормальный вариант – это когда читает один? А второй отражает?
     Его голова едва заметно склонилась снова.
     И этот второй – я. Причём меня ещё и видят насквозь. Чем дальше, тем меньше мне всё это нравилось.
читать дальше
        

@темы: кружева слов, книжное, Знаки Огня

11:33 

lock Доступ к записи ограничен

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:20 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»

    
    - Я думал - мы с тобой уже никогда...
    - А я знал. Я всегда знал.
    Наше молчание было ощутимым, плотным, окрашенным в бархатно-синий с проблесками серебра.
    - Я всё испортил, да?
    - Нет. Конечно, нет.
    Тёмный, тёмный, серый оттенок беззвёздной ночи.
    - Перестань. Ты не можешь отвечать за всех. И никто не может. Мы просто делаем то, на что способны.
    Я не видел его глаз: он смотрел в фонтан, густо-чёрные волосы заслоняли лицо, и казалось - сама Тьма в солнечный летний полдень окутала его непроницаемой вуалью ночи.
    - Я не хотел, чтобы кто-то погиб. Я... не... - голос не оборвался: просто погас.
    Я не знал, что отвечать. Любые слова прозвучали бы фальшивыми нотами. Проще всего было обнять его, но почему-то я не делал этого - неподвижно сидел возле него на бортике фонтана и смотрел, как в танце капель переливается маленькая радуга.
    Я никогда не умел утешать. Не умел жалеть ощутимо, вслух. Даже когда мне этого очень хотелось.
    - Он ненавидел меня? - голос моего друга был тихим-тихим, бесцветным, как туман. - В конце?
    - Нет.
    Я сам не ожидал, что слово свистнет рубящим взмахом меча.
    - И никто из нас. Ни на миг. Тебя не ненавидел.
    Незримый меч рубил эту дымную мглу, поймавшую его. Он даже вздрогнул слегка. Но глаз я так и не видел.
    - Люди умирают. Мы не были бессмертны. Мы знали, на что идём. И за то, что случилось, отвечаешь не ты.
    А он всё ещё на меня не смотрел.
    - Это была достойная смерть. И мы верили. Мы все. Никто не усомнился в тебе. А он - он ушёл счастливым.
    Моя рука, словно без участия воли, резко отбросила волосы с его лица. Я не удивился бы, если бы он плакал... но нет - это были всего лишь капельки от струй фонтана.
    - Ты любил его, Энт?
    А я в этот миг смотрел на него, прямо в глаза, и некуда было ускользнуть, негде спрятаться.
    Его пальцы дрожат в моих ладонях… губы обжигают, так рядом – и нам так мало, и оба почти сходим с ума в жажде более полного слияния… его вкус внезапно возвращается, и я… не могу… дышать. Любил?
    Что чувствует эрин, чувствую я, - дело только моё, как удачно. И я не стану взваливать ещё и этот груз на моего джан’нэл, вычерпывать мой родник досуха… он и так-то едва струится.
    Как и я. Теперь, завтра, всегда. Мой эрин мёртв. Моя душа рвалась в кровавые клочья у меня на глазах, а потом я умер… с облегчением. И снова живу. Кажется. С виду. Любил?
    Любил ли я свою душу, свою свободу, свой солнечный свет… пронзительное, до боли, безумия, крика и слёз, счастье?
    - Да.
    Он молчал. И я не мог читать его сейчас – только тишина и тьма, и мне это нравилось. Я не вынес бы жалости, вопросов, даже чувств, сходных с теми, что испытывал я… ничего живого, острого, звучащего и имеющего цвет. Я балансировал на грани, обратившись в тонкий, совсем тонкий и пошедший трещинами хрусталь. Коснись или громко окликни… и разбей. Пожалуйста.
    Он подался ко мне столь стремительно, что я не уловил движения, а его руки уже обнимали, его губы закрыли мне рот. Он целовал меня раньше, но так – никогда. Без злости, без требования или утешения: он просто ласкал, нежно и неуверенно, он вдыхал в меня жар ночного костра, я слышал шелест листьев и голос минелы… и голос поющего менестреля.
    Моего менестреля. Моего эт’серен. Песня, сшивающая вместе обрывки моего сердца.
    «Не оставляй. Ми эрин. Умру без тебя».
    Сколько раз сам я шептал, думал и стонал эти слова, выкрикивал в его объятиях. Джер.
    Почему я не умер!
    Кто и зачем сотворил со мною такую немыслимую жестокость – взять и вновь оживить?!
    «Не я. Я бы не осмелился».
    Да. Ты слишком хорошо знаешь меня… ты слишком для этого добрый. И ты ведь любишь меня.
    «Если хочешь, уйдём вместе сейчас. Только не бросай. Я не могу один. Не могу!..»
    Он всё ещё целует, и я едва способен сидеть на бортике фонтана и не падать, не сползать на горячие камни, я потерялся, а он поймал меня и властно забирает всё больше, туман в глазах и сознании – горящий туман… Пожар и проклятие Сумрака, и меж спутанных чёрных прядей на его лбу пылает Камень-не-Чар. О, Вил. Мой эт’серен. Такой прекрасный. Огненный. Мой.
    «Я готов. Одно твоё слово. Одно твоё желание. Велишь, и я убью тебя».
    

@темы: кружева слов, книжное, Знаки Огня

13:31 

lock Доступ к записи ограничен

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:00 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»
Дубль-два... дцать )

    Когда-то, много лет спустя, в одной совсем не далёкой галактике бушевали звёздные войны. А потом они закончились, и всё, к чему успело привыкнуть человечество, очень переменилось…
     Мальчик, который растёт с осознанием своего дара и своей ничтожности, не зная правды ни о стране, где родился, ни о себе. Девочка, чья жизнь не реальнее компьютерной игры, а сама она — разменная монета в игре, где ставка — смерть, а козыри в руках безумца. Юноша, понятия не имеющий, какой силой он обладает — и что ради носителя этой силы создан был целый мир… но лучшие из планов могут не выдержать испытания временем и людскими желаниями.
     Как выполнить предсказание: «Двое сольются в одно в Мерцании Изначальном» — и сохранить самого себя? И когда привязанность превращается в оковы, а огонь — в пожар, сжигающий всё на своём пути? Всем им предстоит искать и не найти ясных ответов. И в итоге узнать, кто не сумеет вынести груз проклятия Звёздного Тигра…

@темы: Знаки Огня, книжное, размышлизм

00:55 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»
    Среди хаоса жизней, сплетённых в лесу воедино в странную, причудливую, пульсирующую сеть дыханий, страхов, желаний, голода и смерти - он выделил одну... линию? Нить? Гармонику, тонкую настолько, что даже сам едва мог уловить её.
    Тронуть подушечкой пальца, кончиком языка. Ощутить вкус.
    В ожидании наслаждения куда более сладостного. Впитать и поглотить... и раствориться. Стать частью того, что вбираешь.
    Соединить кровь. Давний позабытый осколок вернуть в узор, приведя его к абсолютной, неоспоримой, победительной гармонии.
    Золотой Сокол будет смотреть его глазами, творя свой полёт.
    Охотник ушёл в эти приятные грёзы столь глубоко, что допустил ошибку, причём роковую, непростительную для того, кто устраивает засаду. Он замечтался и пропустил вторжение постороннего. Если же учесть, что этот вторженец узнал его и тотчас понял - пусть не цель, но суть того, что здесь происходит, и счёт времени до полного, сокрушительного провала шёл на доли секунды, - то убить его немедля было естественно, как дышать.
    Он не стал скрывать от самого себя, что уничтожение доставило ему удовольствие. Это было красиво, аккуратно - отличная работа. В мире, где любое деяние Чар оставалось на ткани Поля несмываемым отпечатком, тотчас выдающим, кто свершил его, - он единственный понял, как не оставлять таких отпечатков.
    Единственный за многие, многие годы странник меж миров... Тайный странник. Если мог он скрывать следы проникновений - неудивительно, что выучился и стирать «подпись», верша убийства.
    Но вот чего он никак не мог предусмотреть - что вторженец будет не один. Хуже того: второй (юноша, почти мальчишка, однако с явно открывшимся зрением Чар) стал свидетелем убийства. А охотник был полностью обессилен, и уничтожить мальчишку уже не мог; даже сил телесных на это сейчас у него не оставалось.
    Миг ликования, чувство триумфа и гордость - всё обратилось в пыль. Он даже не мог осознать этого; молча, не ощущая ни горечи, ни гнева, смотрел на своё поражение. Провал плана, вынашиваемого много десятков лет.
    Мальчишка. Ребёнок. Бессильный, наивный...
    Как символично.
    У него вырвался короткий странный звук - нечто среднее между рычанием и смехом.
    Юноша приблизился совершенно спокойно и сложил руки в вежливом, но без особого преклонения, приветствии.
    - Милорд Магистр, ясного дня. Мне кажется, мы с вами можем помочь друг другу.
    

@темы: книжное, Знаки Огня

01:10 

lock Доступ к записи ограничен

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:22 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»
Горя в ледяном огне
Под сияюще-черным небом,
Изумрудного гнева
Уже не увидев во сне.
Счет на мгновенья... Дыши,
В смерти рождая новую жизнь

второй Знак Огня

@темы: звёздная пыль, Знаки Огня

02:40 

~ в рамках вытаскивания из анналов Знаков Огня ~

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»

У трона души
В застывшей жизни
Я слышал, как сердце плачет
Внезапным зимним дождем...
И глядя в холодный свет,
веришь и нет...
Без круга не снять печати.

(Ура. Первый Знак Огня)

Горя в ледяном огне
Под сияюще-черным небом,
Изумрудного гнева
Уже не увидев во сне.
Счет на мгновенья... Дыши,
В смерти рождая новую жизнь

(Второй)

Ветра коснуться -
и в сердце стрела огня.
Тени трех алых лет
смешаются с истинной сутью
В тишине сгоревших оков
Затерянный в ткани снов
увидит тебя...
и зеркало темных вод назовет ответ.
(Третий... )

На перепутье
Между тенью и западным ветром,
Крылом сокола и звездой,
одиночеством гладкой дороги
и из двух троп - одной,
с которой уже не сойти,
услышав впервые зов пламенного пути,
коснешься забытой сути...

(все-таки - четвертый)

Услышь
отраженье души
в тенях из веков и снов,
и не в сумраке сказанных слов,
И в звездном огне
в себя загляни, не утонув во тьме
И коснувшись застывших сетей,
доверься тени из мира без дней и теней...

Фуф... четвертый?.. Нет, как выяснилось далее - шестой )

Разделенная боль
Завершение круга, больше не спящий огонь
Шагни за грань... растворись. Тише -
Она не услышит,
пока сердце молчит,
Синих слез тающей в звездах свечи

Какой именно это Знак - затрудняюсь сказать. Но подозреваю, что из последних.
Десятый, возможно.



Акварели огня

запись создана: 09.09.2009 в 22:22

@темы: кружева слов, книжное, звёздная пыль, Знаки Огня

18:18 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»
Это - нечто, однажды родившееся внезапно, хотя к сюжету «Звёздного Тигра» оно имеет прямое отношение.
Более того, «нечто» непременно надо было написать. Хотя я-то планировал, что это прочтётся позже.
В общем, это - отрывок из дневника.
Поехали...
___________
    
    Мне казалось, это никогда не кончится. Я испробовал все степени защиты, но он сносил их, как зимняя буря - давно не чиненый трухлявый сарай.
    Хуже всего было то, что это позорище продолжалось уже без пары дней знак. И я начинал терять веру в себя... и это пугало. Непривычно. Неуютно. Неправильно!
    - Будущий Магистр... - с ленивой иронией ронял его голос, и очередная защита разлеталась в клочья. Я его почти ненавидел.
    В очередной раз я встал, сохраняя, по крайней мере, способность скрывать, что я чувствую... что вообще что-то чувствую.
    - В постельку? - с ядовитой нежностью осведомился он. - Молочка? Шину с ромом? Колыбельную?
    Трясины Тьмы, как он мне надоел. Дело было даже не в том, что я проигрывал, - проигрыш меня не смущал, он был Магистр и Луч, а мне едва сравнялось пятнадцать. Но он выводил меня из равновесия... а я не понимал - чем. Не понимать я терпеть не мог.
    Лучи солнца, выскользнувшего из туч, пронизали его рыже-каштановую гриву, разметавшиеся пряди волос сверкнули золотом. «Ненавижу. Позёр. Показушник».
    Он делал это всё нарочно. Мелкая унылая дождевая пыль с рассвета, а теперь это солнце, осветившее именно его, и именно так... Холодные зелёные глаза ясно смеялись. «Я посмешу тебя однажды, кшас!..»
    - Ты меня разочаровываешь, - скучающе протянул он. - Пойди, отдохни.
    Он обращается со мною, как с едва Пробуждённым. Дразнит, вызывает злость. Иди ты в трясины... милорд мой Магистр. Не дождёшься.
    Он словно закрылся - даже растрепавшиеся локоны больше не светились. Безразличный взгляд.
    - Я ухожу. Это скучно.
    И входя в дом, проронил, не оборачиваясь:
    - Вейлин из тебя выйдет неплохой.
    И я ударил, уже не сдерживая себя. Себя?.. то существо во мне, которое обычно сидело на цепи и в наморднике... которого я боялся... нет, оно вызывало брезгливость, потому что любая дикость отталкивала меня. Оно не было тенью - оно было сгустком голодного пламени. И сейчас хлестнуло по остаткам туч, дому, человеку в дверях. Бешеное, жадное.
    Думаю, я мог убить его. Долю мгновения я видел ясно, что мог убить его. И эта доля мгновения позволила ему раскинуть сеть защиты, остро вибрирующую, впитавшую пламя... и льдистыми шипами рванувшуюся на меня. Вокруг меня. Доля мгновения...
    Веера. Это словно всплыло... откуда-то из глубины... тень Камня синевато блеснула... Веера ветра в моих руках - густой серой мглы и алый с росчерками серебра. Лёгкое, едва заметное движение.
    Ядовитые льдистые шипы осыпались безвредными капельками тумана, слегка смочив его волосы, небрежным узлом заколотые на затылке.
    Он стоял в проеме двери, придерживаясь за резную створку рукой; изумруд, под цвет глаз, влажно посверкивал на указательном пальце. Сегодня так же изумрудно блестели его ногти - очередная причуда, - и даже в ухе покачивался крохотный круглый изумрудик.
    - Ну, Чен-се-лин.
    Он так произносил моё имя всего раза два за время, что я жил в его доме в качестве ученика.
    Я ждал - и сам не знал, чего жду.
    - Повтори, - деловито велел он, отцепившись от дверного косяка.
    
    Остаток дня и часть ночи мои «веера» мелькали неустанно, отклоняя его убийственные, в буквальном смысле слова, атаки. Мне казалось, тренировкой тут уже и не пахнет - он абсолютно серьёзно намерен убить меня.
    Впрочем, так было всегда. Тренировки Вэй - всегда риск смертельный... если тренер - вэй'Каэрин Трент, «самый талантливый Магистр Звезды и самый суровый учитель».
    Я не вполне понимал, что происходит. Но когда он атаковал, перед моим взором вспыхивали тени вееров, ало-серебряного и серого, и нейтрализовали любое его «оружие» без труда.
    Cовсем стемнело, когда он вдруг поднял руку и упал с кошачьей гибкостью на упругий ковёр поляны, мокрый после дневного дождя.
    Я стоял поодаль, выжидая. Его волосы рассыпались по траве; даже тусклый свет звёзд не мог скрыть огненно-рыжего сияния.
    «Показушник...»
    «Чем ярче Чар, тем внешнее более совершенно».
    Я скрыл вздох. Скрыл, абсолютно точно. А его глаза внимательно блестели во тьме.
    - Седьмая, хорошо, - промурлыкал «совсем-не-Магистровый» голос.
    Я застыл, забыв, как дышать.
    «Седьмая». Мне целых полтора знака до шестнадцати лет. Я начал в восемь. Последней моей Ступенью была Пятая - полгода назад.
    «Седьмая».
    Семь Ступеней Боли. После Седьмой - ты не ученик больше. Ты - вейлин.
    Ты можешь сказать ученичеству «прощай». Ты можешь никогда более не произнести слов «милорд мой Магистр» - и говорить просто «вэй'Каэрин».
    «Седьмая».
    Которой в среднем достигают к тридцати годам - если повезёт.
    Нет-нет-нет.
    Веера трепетали в моих пальцах, как живые - как странные неосязаемые бабочки, причудливые бабочки с запахом влажного ветра. Алая с серебристым и серая, как рассветный зимний туман.
    - Да сядь ты, - с оттенком досады велел он. Я послушно шагнул к нему и опустился в траву.
    - Ветер, - сказал он задумчиво. - Ветер, Чен ми тайфин? Ты удивляешь. Я ожидал крыльев пламени.
    Я молчал. Слов не было. И его внезапное «ми тайфин» - на древнем языке хиан-эле «моя драгоценность» - было тут вовсе ни при чём. Речам его я давно привык не придавать значения. Но вот тон... и более ярко - оттенок мелодии Кружева. Тепло. Золотисто-розовый блик рассвета. Нежность шёлка.
    - Есть тонкие грани, - негромко заговорил он. Сверкание изумрудов прикрылось веками, и теперь я видел лишь фиолетовые тени ресниц. - Есть обертоны, оттенки Чар. Мы - Вэй, мы проникаем, сливаемся, мы пробуждаем и плывём вместе... мы - исследователи глубин. Мы ничего не создаём, не сплетаем новых Кружев - но Кружева сотворяют нас... они поют нашими голосами.
    - Танец, - тихонько откликнулся я. - Танцующие в Кружевах.
    Я мог бы молчать. Но слова будто бы сказались без моего ведома. Тени вееров влажно мерцали.
    - Танцующие по-разному, - продолжил он. - Камень позвал тебя... а ведь ты его пленник, Ченселин. Освободись. Лишь став свободным, ты поймаешь свой ветер... в сеть? Зеркало?
    - Веера, - чуть слышно уронил я.
    - Тем более. Мало кто знает об этом... теперь. Чен-се-лин, только отбросив их, освободившись, ты станешь Магистром. - Он помолчал. - Не ты должен быть ведом Камнем - он должен стать тем, что управляется тобою. Магистры не только учат... и не столько учат... они хранят Поле Тефриана.
    Я разжал пальцы... точнее, попытался разжать. Но веера не упали. Они, казалось, стали частью моих похолодевших ладоней.
    - Освободись, ми тайфин. Или Камень заберёт тебя. - Короткая пауза показалась мне очень, очень долгой. - Скоро. Он... замерзает. Всегда. И мы нужны ему... не меньше, чем он нужен нам.
    Я притворялся бесстрастным. В горле было сухо, как когда-то давно в убивающем жаре степи Кумбрейна.
    - Видишь ли, отчасти он питается нами, - спокойно сказал он. Так, словно рассказывал о незначительном изменении завтрашней погоды. - Он ведь живой отчасти. А любое живое существо нуждается в пище. Подозреваю, что изначально... впрочем, неважно. Сейчас его пища - мы.
    - Милорд мой Магистр, это причиняет вред?
    - Тебе - в настоящий момент - да. Мне - нет, поскольку я контролирую происходящее.
    Он сорвал травинку и лениво покусывал её. Эта его привычка никогда не вызывала у меня восторга - пустое уничтожение жизни. Но теперь я вдруг подумал, что он, быть может, делает это не впустую - быть может, он забирает эти клочки живого дыхания потому, что та странная иная жизнь постоянно забирает сколько-то отпущенных ему вздохов у него.
    Как у всех Лучей. У каждого из Магистров.
    Я сосредоточился на своих веерах до предела и повторил попытку выпустить их из пальцев. Безрезультатно. Мне казалось, чем больше я концентрирую силы, тем сильнее они прирастают к моим рукам... к моему Кружеву... и тем больше вбирают его.    
    А меня во мне становится всё меньше и меньше.
    И тогда я ушёл в Кружева... это был рискованный ход: я делал такое всего три раза за семь лет обучения, когда боль была уже не просто невыносимой - когда она становилась действительно смертельной, и Мерцания можно было буквально коснуться рукой. Впервые это произошло в самом начале, в первый год... и в Кружева я выскользнул инстинктивно, абсолютно не понимая, что делаю... вернее сказать - меня вынесло туда, и я до сих пор не знал, как смог выбраться обратно.
    Потом я повторял это дважды, уже намеренно. И всё равно - понятия не имел, сумею ли вернуться.
    Сейчас я должен был понять.
    У меня просто не осталось выбора.
    Я выскользнул в Кружева весь, всей сутью. Моё тело оставалось в прежнем положении - сидящим в траве, - но вряд ли я смог бы спасти его сейчас, если бы Каэрин пожелал его уничтожить. Я совершал то, чему он никогда не обучал меня, - пытался стать мелодией собственного Кружева.
    Будь той песней, которую поёшь ты сам...
    Стань самим собой.
    Разноцветье.
    Неистовая красота миллионов звуков.
    Красота...
    Веера.
    Я сам раскрылся двумя веерами - серый туманный призрак и багровая ярость с росчерками холодного серебра.
    «Смотри в себя... смотри».
    Пойми.
    ... и отпусти.
    Камень пронизывал всё - мои Кружева, ткань Поля, всё видимое мне Мерцание. Он был и песней, и нитью, скрепляющей всё воедино... и симфонией дикой красоты. Он был беспомощным и всесильным.
    Отчасти он был уже мною.
    И мне это нравилось.
    Пока океан красоты не поглотил меня, я поймал собственную мелодию - она была ярчайшим сапфиром и вскриком рвущейся струны, пожаром и ветром, ураганом зимы среди жаркого лета, - и ею я стал окончательно.
    Веера с мягким шелестом закрылись. Я ощущал их бархатистую лёгкость кончиками обожжённых пальцев.
    Камень навсегда остался во мне - пылающей меткой ледяного огня, нотой всех моих песен.
    Я открыл глаза и встретил пристальный взор Каэрина.
    - Седьмая, - негромко проронил он и вздохнул. - Путь Магистра...
    - Седьмая раньше Пятой и Шестой? - уже не прячась совершенно, спросил я.
    - Почему бы нет. Это формальность, ми тайфин, - он усмехнулся. - Ты же понимаешь.
    «Понимаю. Не знаю, рад ли, хотел ли я этого, но да, понимаю».
    Я лёг в траву тоже, закинул руки за голову и молча принялся смотреть на звёзды.

@темы: кружева слов, книжное, Знаки Огня

22:22 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»
Когда я вышел из дома сегодня, то почувствовал запах весны, хотя это был холодный день - влажно-холодный и зябкий. И мне показалось, что я живу лишь образами, иллюзиями... и быть может, эти ощущения более реальны, чем то, что якобы окружает нас - что можно увидеть или прикоснуться рукой... потому что весна и зима - зачастую не времена года, а состояние души; и когда что-то сковывает льдами душу, то солнце и трава уже не имеют значения... А быть может - лишь они и настоящие, а душа, и порывы, и настроения - не более чем вполне прозаическая тоска наших тел по тому самому солнцу, той самой траве...

Мне мешают недописанные истории. Обрывки сюжетов - недоплетенные кружева мыслей - чь-то разговоры и чьи-то сны.

Сны...

@музыка: Gakt

@темы: книжное, звёздная пыль, Знаки Огня

02:02 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»
Знак?..
кто знает
Круг.
Хрупкое... рваным звоном
Недовыкрикнутого
слова
Недовыбившей ритм погони
хрусталем
копыт по туману

Или линией льда - по ветру,
Алым, залитым сталью следом...

Стоном сонным... и трелью флейты
В смех осенний и ласку лета

В ослепительной тьме - и снова
в холодящем огне обмана


@темы: Знаки Огня, кружева слов, стишность

22:22 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»
Разделенная боль
Завершение круга, больше не спящий огонь
Шагни за грань... растворись. Тише -
Она не услышит,
пока сердце молчит,
Синих слез тающей в звездах свечи


Какой именно это Знак - затрудняюсь сказать. Но подозреваю, что из последних.
Десятый, возможно.


@темы: Знаки Огня

22:22 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»
На перепутье
Между тенью и западным ветром,
Крылом сокола и звездой,
одиночеством гладкой дороги
и из двух троп - одной,
с которой уже не сойти,
услышав впервые зов пламенного пути,
коснешься забытой сути...


все-таки - четвертый. А предыдущий был шестым...

@темы: Знаки Огня

23:32 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»
Услышь
отраженье души
в тенях из веков и снов,
и не в сумраке сказанных слов,
И в звездном огне
в себя загляни, не утонув во тьме
И коснувшись застывших сетей,
доверься тени из мира без дней и теней...


Фуф... четвертый?..
Нет, как выяснилось далее - шестой )

@темы: Знаки Огня

23:23 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»
Ветра коснуться -
и в сердце стрела огня.
Тени трех алых лет
смешаются с истинной сутью
В тишине сгоревших оков
Затерянный в ткани снов
увидит тебя...
и зеркало темных вод назовет ответ.




Акварели огня
Третий...

@темы: Знаки Огня

my Demonic Kingdom

главная