• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:44 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»

На грани - на грани меж тьмою и сумрачным небом
На грани мерцанья звезды и свечи колебанья
Неслышимым шагом, в погоне за тенью ответа
На грани отчаянья, грани рассвета и вечных туманов

Ты тихо скользишь мимо жизни седеющим ветром,
На грани прощанья, на грани меж памятью и расставаньем
На грани - ты шепчешь, касаясь бокала губами и смехом,
На грани... и зная: давно заблудился за гранью.



@темы: стишность, кружева слов, звёздная пыль

23:23 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»



23:23 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»

Завершается Пятница, Тринадцатое...
В честь этого события - стишок. Каким ветром навеян, не скажу, всё равно не поверите...)



Путь падает лентой спиральной и дымной под ноги,
Колёса, копыта и тени ковров-самолётов,
И снова один, только сны, только ты и дороги,
И мокрый асфальт, шорох шин и опять — повороты

К обрывам, и холоду бурь, и быть может — рассвету,
Однажды, ну всё-таки, хоть бы разочек — на солнце
Свернуть и остаться в краю, где лишь ветер и лето,
И кто-то из сна наяву тебя взглядом коснётся



@темы: стишность, кружева слов, вся жизнь - игра

20:50 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»
11:44 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»
03:50 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»
Цитатка - одна из любимых )

«- Когда-нибудь надо будет нанять библиотекаря, чтобы он навёл здесь порядок. Труды по юриспруденции стоят в разделе «Художественная литература», фантастические романы — в разделе «История». Как ты вообще тут ориентируешься и что-то находишь?

Круглое лицо Хоупа озарилось хитрой усмешкой.

- Поначалу я путался, но потом мне открылась истина. Труды по юриспруденции, представляющие собой всего лишь измышления человеческого разума, с помощью которых мы тщимся управлять окружающей действительностью, вполне логично помещены в раздел «Художественная литература». История, то бишь наше неполное и несовершенное представление о прошлом, целиком и полностью окрашенное нашими собственными предрассудками, подпадает под определение «Политика», а вот описания героических приключений никогда не существовавших мужчин и женщин, типа «Саги о Вольсунге» или «Мудрой Женщины», в которых предпринимаются попытки объяснить наш жизненный опыт и наше существование, стоят в разделе «История». Я бы, честно говоря, определил такие книги в раздел «Метафизика», но это уже, как говорится, дело вкуса».

(с) Джеймс Стоддарт, Обманный Дом


запись создана: 12.03.2010 в 02:20

@темы: цитаты, няшность, книжное

03:30 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»

«Если голова и книга приходят в столкновение и слышен звук пустого тела, - всегда ли виновата книга?»

Г. Лихтенберг


«Чтение готовит к одиночеству. Неподготовленному к одиночеству человеку будет очень сложно расти, поскольку рост - такое же одинокое дело, его не сделаешь вместе с кем-то, это твои гормоны скачут, это твои кости болят, вырастая, это твои зубы режутся, причиняя боль и беспокойство. Но важнее то, что неподготовленному к одиночеству человеку будет очень тяжело умирать».

Александр Шуйский

запись создана: 07.07.2011 в 22:33

@темы: понравилось, цитаты

00:33 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»

    
    Я проскользнул к нему в дверь, отчего-то вновь стараясь быть незамеченным, хотя это была полная ерунда: на нас наверняка всем тут наплевать, а уж если кто-то и наблюдает – его или их моими детскими уловками не обмануть. Мы в мире Вэй, как они тут ни называют себя, мы почти целиком в их власти.
    Почти – потому что никто, в этом мире или покинутом нами, не властен больше удержать или ранить меня. Ни сумрачно, ни душевно. Только один человек имеет все основания утверждать, что владеет мной.
    Не считая её, ну да. Лаиса. Аль. Я лёг на кровать Энта и зарылся лицом в подушку со слабым запахом трав – даже здесь, безмерно далеко от лесов и полей Тефриана, его волосы хранили тот странный и пряный запах… или я просто придумал это. Как и её, мою девушку-пламя. Имя, близость, любовь.
    Величайший из Вэй Тефриана, вызывающий ужас и благоговение, повелитель – Пламенеющий в Сумраке, - плачет в чужую подушку о несуществующей любви к девушке, которой нет и не было. Смешно. Смешно…
    Энт ложится рядом и обнимает меня. Тёплые губы касаются шеи. И серен поёт. Образ Альвин бледнеет – собственно, неважно теперь почти всё, весь мир окутывается туманом, перламутрово-серой дымкой ментальной вуали – нашей. Мой эрин. Мелодия моего Кружева. Или это я – твой голос?.. неважно. Он даже не целует, просто тихо лежит и держит меня, я всем телом, всем Кружевом чувствую едва заметное касание сухих, в запекшейся крови, губ. Мне так хочется повернуться – и поймать их своими. И заставить его забыть. Хоть на время, на очередную ночь, когда мы рядом, когда серен поёт и правит нами… создаёт нас.
    «Джан’нэл», - то ли шепчет, то ли в мыслях роняет он. И это пронизывает меня жаркой пьянящей дрожью, сквозь меня течёт жидкий огонь, Камень льнёт к нему – эрину, Творителю, предназначенному повелевать.
    Мною.
читать дальше

@темы: кружева слов, книжное, Знаки Огня

00:55 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»

     - Джан’нэл отражает боль своего эт’серен… усиленную. Как под увеличительным стеклом. Кажется, он как-то забирает её.
     - Заглушает?
     - Наверное, да. Если бы не ты, я не смог бы и пары минут простоять в эллине молча.
     Мы и теперь надолго замолчали. По его лицу было совершенно не понять, о чём думает он. А я просто не знал, как после такого заявления говорить дальше. Что угодно. Любые слова.
     Но сдвинуть увязший в безмолвии диалог с мёртвой точки было необходимо. Это уж я знал точно.
     - Кажется и наверное? Ведь серен не тайна Ордена, так? Ты сам сказал – все в курсе, все с детства мечтают…
     - Не все.
     Так. Лицо ещё более каменное. Голос – как остывшая зола на месте давно затоптанного костра. Лучше от моей подачи явно не стало. Но начал-то ты, не я. Значит, придётся идти до конца… или продираться на ощупь, крохотными шажочками по трясинам, как в диком Сердце Лойрена… помнишь?
     - Помню, - тихо проронил он.
     Я застыл. Ведь вопрос не был задан. Не вслух. Так ты… с каких же это пор мы читаем мысли?
     И когда, интересно, ты намеревался меня просветить?
     - Сейчас.
     На лице изваяния жили только его глаза. Серые, как предгрозовое небо, такие же неспокойные… тучи, летящие стаей сизых встревоженных птиц, рвущиеся в клочки под порывами ветра, тревожные.
     - Эффект серен? – я постарался говорить небрежно, разве что с лёгким интересом. – И я смогу так?
     - Читать меня? Об этом я не знаю. Из тех книг, что я нашёл, явно этого не следует… лишь предполагается, чисто теоретически, что однажды, когда… точнее, если… слияние достигнет определённой глубины, то различие между эрином и джан почти исчезнет. И оба смогут читать суть друг друга… и оба – отражать боль.
     - То есть, неизвестно, дошёл ли кто-то до такой глубины?
     Он согласно кивнул.
     - А нормальный вариант – это когда читает один? А второй отражает?
     Его голова едва заметно склонилась снова.
     И этот второй – я. Причём меня ещё и видят насквозь. Чем дальше, тем меньше мне всё это нравилось.
читать дальше
        

@темы: кружева слов, книжное, Знаки Огня

01:20 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»

    
    - Я думал - мы с тобой уже никогда...
    - А я знал. Я всегда знал.
    Наше молчание было ощутимым, плотным, окрашенным в бархатно-синий с проблесками серебра.
    - Я всё испортил, да?
    - Нет. Конечно, нет.
    Тёмный, тёмный, серый оттенок беззвёздной ночи.
    - Перестань. Ты не можешь отвечать за всех. И никто не может. Мы просто делаем то, на что способны.
    Я не видел его глаз: он смотрел в фонтан, густо-чёрные волосы заслоняли лицо, и казалось - сама Тьма в солнечный летний полдень окутала его непроницаемой вуалью ночи.
    - Я не хотел, чтобы кто-то погиб. Я... не... - голос не оборвался: просто погас.
    Я не знал, что отвечать. Любые слова прозвучали бы фальшивыми нотами. Проще всего было обнять его, но почему-то я не делал этого - неподвижно сидел возле него на бортике фонтана и смотрел, как в танце капель переливается маленькая радуга.
    Я никогда не умел утешать. Не умел жалеть ощутимо, вслух. Даже когда мне этого очень хотелось.
    - Он ненавидел меня? - голос моего друга был тихим-тихим, бесцветным, как туман. - В конце?
    - Нет.
    Я сам не ожидал, что слово свистнет рубящим взмахом меча.
    - И никто из нас. Ни на миг. Тебя не ненавидел.
    Незримый меч рубил эту дымную мглу, поймавшую его. Он даже вздрогнул слегка. Но глаз я так и не видел.
    - Люди умирают. Мы не были бессмертны. Мы знали, на что идём. И за то, что случилось, отвечаешь не ты.
    А он всё ещё на меня не смотрел.
    - Это была достойная смерть. И мы верили. Мы все. Никто не усомнился в тебе. А он - он ушёл счастливым.
    Моя рука, словно без участия воли, резко отбросила волосы с его лица. Я не удивился бы, если бы он плакал... но нет - это были всего лишь капельки от струй фонтана.
    - Ты любил его, Энт?
    А я в этот миг смотрел на него, прямо в глаза, и некуда было ускользнуть, негде спрятаться.
    Его пальцы дрожат в моих ладонях… губы обжигают, так рядом – и нам так мало, и оба почти сходим с ума в жажде более полного слияния… его вкус внезапно возвращается, и я… не могу… дышать. Любил?
    Что чувствует эрин, чувствую я, - дело только моё, как удачно. И я не стану взваливать ещё и этот груз на моего джан’нэл, вычерпывать мой родник досуха… он и так-то едва струится.
    Как и я. Теперь, завтра, всегда. Мой эрин мёртв. Моя душа рвалась в кровавые клочья у меня на глазах, а потом я умер… с облегчением. И снова живу. Кажется. С виду. Любил?
    Любил ли я свою душу, свою свободу, свой солнечный свет… пронзительное, до боли, безумия, крика и слёз, счастье?
    - Да.
    Он молчал. И я не мог читать его сейчас – только тишина и тьма, и мне это нравилось. Я не вынес бы жалости, вопросов, даже чувств, сходных с теми, что испытывал я… ничего живого, острого, звучащего и имеющего цвет. Я балансировал на грани, обратившись в тонкий, совсем тонкий и пошедший трещинами хрусталь. Коснись или громко окликни… и разбей. Пожалуйста.
    Он подался ко мне столь стремительно, что я не уловил движения, а его руки уже обнимали, его губы закрыли мне рот. Он целовал меня раньше, но так – никогда. Без злости, без требования или утешения: он просто ласкал, нежно и неуверенно, он вдыхал в меня жар ночного костра, я слышал шелест листьев и голос минелы… и голос поющего менестреля.
    Моего менестреля. Моего эт’серен. Песня, сшивающая вместе обрывки моего сердца.
    «Не оставляй. Ми эрин. Умру без тебя».
    Сколько раз сам я шептал, думал и стонал эти слова, выкрикивал в его объятиях. Джер.
    Почему я не умер!
    Кто и зачем сотворил со мною такую немыслимую жестокость – взять и вновь оживить?!
    «Не я. Я бы не осмелился».
    Да. Ты слишком хорошо знаешь меня… ты слишком для этого добрый. И ты ведь любишь меня.
    «Если хочешь, уйдём вместе сейчас. Только не бросай. Я не могу один. Не могу!..»
    Он всё ещё целует, и я едва способен сидеть на бортике фонтана и не падать, не сползать на горячие камни, я потерялся, а он поймал меня и властно забирает всё больше, туман в глазах и сознании – горящий туман… Пожар и проклятие Сумрака, и меж спутанных чёрных прядей на его лбу пылает Камень-не-Чар. О, Вил. Мой эт’серен. Такой прекрасный. Огненный. Мой.
    «Я готов. Одно твоё слово. Одно твоё желание. Велишь, и я убью тебя».
    

@темы: кружева слов, книжное, Знаки Огня

03:30 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»

    — Фантазия дополняет то, чего нет в жизни, — обронил я. — Этому парню с мотоциклом восемнадцать лет, он добрый малый, имеет постоянную работу, приносит своей престарелой соседке покупки на дом, а в своей придуманной жизни он — адский всадник верхом на ревущем сгустке энергии, весь в чёрной коже и металле. Он играет в то, чем не смог бы и, вероятно, не захотел бы стать в реальности, но, воображая себе это, он делает свою жизнь более полной, насыщенной.
    Нэш стоял неподвижно.
    — Вы говорите так, словно одобряете всё это.
    — Да, одобряю. Я полагаю, что добрая и яркая придуманная жизнь спасает несчётное количество людей от тоски и депрессии. Она даёт им ощущение собственной индивидуальности. Они изобретают самих себя. Вы отлично знаете это. Вы сами — фантазия для множества людей.
    — А маньяки-убийцы? Они тоже фантазируют?
    — Для любых небес есть свой ад.
    

(с) Дик Фрэнсис, «Дикие лошади»



@темы: книжное, размышлизм, цитаты

23:32 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»
22:33 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»

Я приду к вам вновь, дорогие,
Я ещё скажу вам, что жил.
Не укрытые. Не нагие.
Не упавшие в грязь без сил,

Не желающие сдаваться
Не умеющие лететь...
Я ещё приду - посмеяться.
Мне ещё так надо сгореть!


@темы: вся жизнь - игра, пирожки с котятами, стишность

02:30 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»
10:10 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»
03:30 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»
15:15 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»
22:33 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»
05:50 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»
00:00 

«Великий вопрос жизни - как жить среди людей»

my Demonic Kingdom

главная